Моя золотая клетка. Часть 7 Согласие поневоле

— Ты коллекционируешь бабочек?

— Да, — он вновь склонился над столом, продолжая работу, — посмотри, разве она не прекрасна?

— Да, но… мне кажется, она лучше смотрелась бы на цветке, чем на иголке, — заметила я. Кажется, мои слова его позабавили.

— Подумай сама, срок жизни многих бабочек составляет всего несколько дней. Я же дарю им вечность в моей коллекции. Я уверен, ты поймешь меня, если сама попробуешь поймать одну. Это такое удивительное чувство – держать чью-то хрупкую жизнь в своих руках.

— Не думаю, что мне бы это понравилось, — я нахмурилась. Он смотрел на меня с нескрываемым интересом и явно получал удовольствие от моей реакции, — кроме того, есть много других вещей, которые можно собирать.

— Да, ты права, — он нежно улыбнулся, — есть и другие хрупкие прекрасные вещи, которые гораздо интереснее бабочек. И я их тоже коллекционирую.

Я вздохнула, поняв, что спорить с ним бесполезно. Он откровенно потешался надо мной.

— Я бы хотела перекусить, — сказала я.

— Мы очень огорчились, что ты не спустилась к нам на завтрак. Но повар, конечно, оставил для тебя еду. Я немного занят, найдешь его сама, ладно?

В этот момент в столовой появился Родерик. Он держал в руках тарелку с остатками вчерашнего мяса и небольшую корзинку.

— Доброе утро, — растерянно сказала я, глядя на предметы в его руках.

— Род кормит бездомных котят и щенков, — пояснил Эмметт, — уж не знаю, где он каждый раз их находит. Он очень любит животных. Верно, Род?

Тот молча кивнул, аккуратно перекладывая мясо в корзинку.

— Почему не завести котенка или щенка в поместье? – спросила я.

— Он иногда их притаскивает сюда, — Эмметт снова склонился над бабочкой.

Меня так и подмывало спросить, почему же я не увидела до сих пор ни одного из них, но я промолчала. Мой желудок издал протяжный голодный стон.

— Род, покажешь ей, где у нас кухня? Ты все равно идешь в ту сторону, — не отвлекаясь от своего занятия, попросил Эмметт.

— Да, — Родерик бросил на меня короткий взгляд, и вышел из столовой. Я последовала за ним.

Пока мы шли, я снова задумалась о Вивианн. Она не показалась мне совсем уж немощной, когда отталкивала меня утром. Почему же в ней такое безразличие к жизни? И что за лекарство я ей дала?

— О чем думаешь? – я вздрогнула от неожиданности, и перевела взгляд на Родерика. Его синие глаза смотрели на меня внимательно и грустно.

— О… предстоящей работе, — уклончиво сказала я.

Он замолчал, и какое-то время мы шли в тишине.

— Значит, ты любишь животных? – спросила я, — Это здорово.

— Ты тоже их любишь?

— Ну… не скажу, что так, — честно ответила я.

— Они ласковые и теплые, — сказал Родерик, — с ними весело проводить время.

— Да, я согласна. Они милые. Но заботиться о них – это ответственность.

— Ты ведь ухаживаешь за нашей мамой. Разве это не ответственность?

Этот вопрос поставил меня в тупик.

— Это моя работа. И, по-моему, такое сравнение не совсем уместно, — осторожно сказала я. Он снова поднял на меня глаза. В них читалось любопытство.

Наконец, мы подошли к кухне. Родерик распахнул дверь и прошел внутрь. Я нерешительно побрела за ним.

Кухня была выдержанна в том же стиле, что и весь особняк. Старинные навесные полки из черного дерева обрамляли помещение. Сквозь стеклянные дверцы в них тускло маячили сервизы. С потолка свисала тяжелая люстра. Кухонная техника, впрочем, была весьма современной. Родерик подошел к большому черному холодильнику.

— Здесь есть запеканка, овсяная каша и суфле, — сообщил он, заглянув внутрь. Я попросила суфле, растерянно глядя на его спину. Вчера он заставил меня вырядиться в бальное платье к ужину, а сегодня по-хозяйски вручает мне еду из холодильника на кухне. Я взяла огромное блюдо с подрагивающей розовой субстанцией и поблагодарила.

— Накрой на стол для нее и приготовь какао, — сказал он. До меня не сразу дошло, что это было адресовано повару, который все это время молча сортировал овощи в углу. Он был таким неприметным, что я заметила его только сейчас. Едва Родерик обратился к нему, он учтиво кивнул и взвился со своего место, спеша исполнить приказ.

— Хочешь пойти со мной?

Я снова повернулась к младшему брату. Он смотрел на меня, чуть склонив голову. Его большие печальные глаза внимательно следили за моим лицом.

— Ну… я не знаю, — растерянно ответила я. Единственным моим желанием было как можно быстрее утолить голод и вернуться к работе, — я не уверена, что успею. Мне нужно поесть и потом идти к Вивианн.

— Жаль, — он склонил голову на бок и опустил глаза.

— Ничего не поделать, — я пожала плечами, и поудобней перехватила блюдо.

— Я мог бы подождать тебя. Кажется, после обеда ты свободна?

Его настойчивость меня немного обескуражила.

— Э… Ну да, — неуверенно протянула я, — но мне нельзя отлучаться за пределы дома.

— Ты же будешь со мной.

Я помолчала несколько секунд, растерянно глядя на него.

— Но у меня могут быть проблемы. Вивианн может что-то понадобиться…

— Не беспокойся, маме уже давно ничего не нужно.

Я замолчала. Несколько мгновений мы смотрели друг другу в глаза. Наконец, я подала голос:

— Хорошо.

— Спасибо, — сказал он, — пойдем сразу после обеда.

Продолжение следует

Читайте на Яндекс.Дзен

Следующая глава

Предыдущая глава

В начало

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *